August 2nd, 2015

lynx_stepping

ну классно же, да? :)

Оригинал взят у rosa_branca в "Модный приговор" by Mouraria.

     Суббота получилась какая-то очень общительная. Я познакомилась с Толстым Парнем, который свалился с беговой дорожки, потом Реставратор вытащил меня из-под груды мебельных обломков, а потом мы с соседом снизу спасали одеяло, которое унесло ветром. А на вечер Дина заказала столик в русском (!) ресторане, потому что суббота - это наш день, да еще и Изабел закончила работу раньше, чем планировала, так что ура, уыпьем, заслужили.
     Ну и вот выхожу я из дома в половине восьмого, чтобы ехать куда-то в Алкантру. У церкви болтается небольшая стайка дружественных подростков из Мозамбика и Анголы. Дружественными они стали после того, как я наша беруши. А до этого были враги - со своими танцами на ларго, огромным магнитофоном и музыкой, жанр которой я затрудняюсь определить.
     - Привет, - говорю, - ребята. Репетировать будете?
     - Добрый вечер, - отвечают ребята. - У Джо нога болит, так что вряд ли. Просто посидим.
     Джо - это, конечно, Жоао. Тринадцать лет, паркур, уличные танцы, "дикое" граффити и присущая юным африканцам изысканно-опасная пластика пантеры. Джо у них главный.
     - Жалко, - говорю, - что так получилось с Джо. Я как раз встречаюсь с друзьями, вы могли бы спокойно репетировать. Чтобы я не орала с балкона и не кидалась землей.
     - Но вы же вернетесь и все равно будете кидаться, - заметил Джо.
     - Это вряд ли. Я вернусь поздно и в таком состоянии, что мне будет все равно. Меня пригласили в русский ресторан.
     Парни смотрят с вежливым недоумением.
     - Водка, - намекаю я.
     - Это вроде текилы? - уточняет Джо.
     Тринадцать лет парню, господи ты боже мой.
     - Типа того, - отвечаю я и думаю: а может это и неплохо, что подросток, которого девять человек из десяти назвали бы "девиантным", слабо представляет себе, что такое водка. - Ладно, хорошего вечера, я  пошла.
     И тут в глазах Джо появляется искорка интереса.
     - Крутые джинсы.
     В памяти некстати всплывает лицо Арнольда Шваргенеццера, когда он говорит "Мне нужна твоя одежда".
Collapse )